Пять причин любить и ненавидеть UAZ Hunter

Этот автомобиль родился в самый разгар холодной войны — в 1964 году, но его путь к заводскому конвейеру занял долгие восемь лет. Во времена СССР о его покупке можно было только мечтать: в свободную продажу они не поступали. Он прошел долгий путь эволюции. Менялись мосты, двигатели, коробки, конструкция подвесок, но его суть оставалась неизменной, и он стал одним из символов России. А еще он никого не оставляет равнодушным: его либо беззаветно любят, либо люто ненавидят. Или любят и ненавидят одновременно.
Вот только не надо сразу кричать: ага, а автор-то и не знает, что в 1972 году в производство были запущены военный УАЗ-469 на портальных мостах и экранированной электрикой и гражданский УАЗ-469Б на разрезных мостах типа «Тимкен», что в 1985 году им на смену пришел УАЗ-3151. И что только в 2003 году начались продажи модели, получившей собственное имя Hunter («Охотник») на расширенных мостах типа Dana-Spicer, пружинной передней подвеской и малолистовыми рессорами в задней, дисковыми передними тормозами, инжекторной 2,7-литровой бензиновой «четверкой» и пятиступенчатой коробкой.

Автор это прекрасно знает, равно как и массу других подробностей. Просто в моем понимании линия развития от УАЗ-469 к современной версии Hunter представляет собой один сплошной неторопливо текущий процесс. Он похож на большую реку, от которой могут отделяться рукава, иногда теряющиеся в болотах времени, иногда вновь соединяющиеся с главным руслом, а иногда — дающие начало новой реке.

Да, различий между изначальным 469-м и «Охотником» довольно много. Мосты, моторы, тормоза, подвеска, пластиковая накладка на переднюю панель, закрывшая голый крашеный металл… Но гены изначально утилитарного внедорожника, предназначенного для того, чтобы без проблем двигаться в составе колонны танкового батальона или возить колхозного агронома по пашням и пастбищам, никуда не делись. Осталась простота конструкции и неприхотливость в обслуживании, которую сравнивают с автоматом Калашникова.

Ведь изначально чинить и обслуживать этот автомобиль должны были не одетые в аккуратные комбинезоны опытные автомеханики, а едва окончившие учебки лопоухие срочники. И чинить не в чистеньких ремонтных боксах с подъемниками, а там, где понадобится ремонт: в лесу — так в лесу, в пустыне — так в пустыне… Боевая задача ждать не будет. Отсюда и постоянно повторяющаяся в «Инструкции по эксплуатации и ремонту» фраза «легкими ударами тяжелого молотка…»

Остался и общий аскетизм внутреннего обустройства. Ведь в Главе 1 Дисциплинарного Устава Вооруженных Сил было написано, что военнослужащий обязан «…стойко переносить все тяготы и лишения воинской службы», а раз так, то какой смысл заморачиваться лишним комфортом? Из военного прошлого осталось и плоское лобовое стекло, и узенькие, скошенные вниз двери (конструкция которых принципиально не позволяет оснастить их опускающимися стеклами), и два размещенных в базе бензобака. Что в этом военного? Ну, к примеру, то что двери взаимозаменяемые, на радость зампотехам.

Производство UAZ Hunter как абсолютно морально устаревшей модели, не способной вписаться в нормы по вредным выбросам, должны были прекратить еще в 2015 году. Но кризис и «невидимая рука рынка», а точнее, вполне реальный спрос заставил вернуть модель на конвейер и объявить, что проблему с чистотой выхлопа удалось быстренько решить, и что автомобиль будет производиться как минимум до 2018 года.

Но вот уже и лето упомянутого года наступило — а никаких заявлений от завода об остановке сборки все нет… Хотя, возможно, завод все-таки решится «убить легенду»: продажи новых Hunter год от года падают. В 2015 и 2016 году было реализовано 3 594 и 3 591 единиц соответственно, а в прошлом, 2017 году продажи упали до 1 481 автомобиля. За четыре месяца нынешнего года новых владельцев нашли лишь 479 «Охотников»…

При этом на вторичном рынке модель пользуется устойчивым спросом. Более того, многие владельцы, делясь собственным опытом эксплуатации, настоятельно рекомендуют покупать именно подержанные машины! Ну а причины этого мы, пожалуй, обсудим чуть позже, когда начнем разговор о главном: так за что же любят, и за что ненавидят UAZ Hunter?

НЕНАВИСТЬ #5: «ДА ОН ВООБЩЕ НЕ РУЛИТСЯ!»
Понятно, что ни один автомобиль с зависимой длинноходовой подвеской, «заточенный» на преодоление внедорожных препятствий, не может похвастаться утонченными дорожными манерами. Стоит зайти в поворот слишком быстро, как быстро развивающийся крен высокой и тяжелой машины может напугать даже человека с крепкой психикой. Но УАЗ в этом плане существенно отличается от одноклассников, и не в лучшую сторону: даже прямолинейное движение по асфальтированной трассе требует постоянного подруливания, причем у некоторых автомобилей ширина динамического коридора может составлять до полутора метров!

UAZ Hunter (315108) ‘2009–н.в. три четверти

Дело в том, что кастор (угол продольного наклона оси поворота передних колес) у UAZ Hunter составляет от 1,5 до 2,5 градусов, в то время как для устойчивого движения по асфальту требуется порядка 10. В интернете полно рекомендаций по исправлению этого параметра. Способов много: можно перенести отверстия на фланцах шаровой опоры на заданный градус с помощью специального кондуктора, можно поставить кастор-платы или сайлентблоки со смещенным центром. Но самым радикальным (и, пожалуй, наилучшим) решением является установка специально изготовленных шаровых опор с уже измененным кастором.

Кастор – это угол между осью поворота колеса и вертикалью. Практически во всех автомобилях управляющее колесо поворачивается не вокруг вертикальной оси, а вокруг оси, слегка отклоненной от вертикали. Если встать…

Но даже проделав эту операцию, водитель «Охотника» вряд ли сможет ощущать себя на скоростной трассе столь же уверенно, как человек за рулем Nissan Patrol, «мостовых» Toyota Land Cruiser, Mercedes G-class или даже Land Rover Defender. В официальных ТТХ значится, что Hunter можно разгонять до 130 км/час, но на самом деле реальным пределом, после которого начинается «зона дискомфорта», является отметка 90. За этой чертой вас ждут только натужный рев мотора, вой ветра, рассекаемого кузовом с аэродинамикой комода, на глазах падающий уровень топлива в баке и понимание, что на такой скорости любое неверное движение рулем чревато очень большими неприятностями.

Но у этой медали есть и оборотная сторона: очень многие мои знакомые, проехавшие на УАЗах не один десяток тысяч километров, отмечали, что неторопливое и размеренное движение, к которому располагает этот автомобиль, позволяет меньше уставать даже на очень длинных перегонах.

Ну и еще один момент: Hunter — автомобиль довольно неуклюжий. Внешний габаритный радиус поворота автомобиля составляет 6,8 м! Для сравнения, у пятидверного Jeep Rubicon Unlimited с его на 570 мм большей колесной базой этот показатель не превышает 6,1 м. Именно поэтому водителям UAZ Hunter всегда было сложно маневрировать и в лесу, и на тесных городских парковках, и именно поэтому в такой дисциплине как джип-триал, где нужна не только проходимость, но и маневренность, выступавшие на УАЗах спортсмены никогда не имели особых успехов.

ЛЮБОВЬ #5: «СЯДЕМ УСЕ, ВЛЕЗЕТ ВСЁ!»
Понятно, что исходя из уже сказанного, на роль семейного автомобиля Hunter подходит не слишком хорошо — по крайней мере, для жителей больших городов. И неуклюжий он, и медлительный, и обзорность назад оставляет желать лучшего…

Хотя насчет медлительности — тут все очень относительно. В 2006 году «Охотники» получили корейские коробки Dymos, что разом сняло массу нареканий, связанных с нечеткостью переключения передач. Но главное — не в этом.

Если рассматривать Hunter не как средство для ежедневных поездок по городу, а как RV, recreation vehicle, то есть автомобиль для активного отдыха, то все становится на свои места. При весьма скромных габаритах (длина кузова «Охотника» на 310 мм меньше, чем, например, у Lada Vesta, а габаритная ширина этих моделей практически не отличается) салон автомобиля радует внутренним объемом и простором на задних сиденьях: все трансмиссионные агрегаты разместились на уровне рамы, так что пол в кабине ровный, без выступающего тоннеля.

СимбАТ UAZ Hunter Off-road Line ‘2014–н.в. в снегуСимбАТ UAZ Hunter Off-road Line ‘2014–н.в.
Хотите выехать в большой компании? Не проблема, Hunter — автомобиль изначально семиместный, и в багажном отсеке имеются две откидные скамеечки, пассажиры которых сидят боком к движению. В пятиместной конфигурации «под крышу» влезает 1 130 литров поклажи, а если снять и оставить в гараже задний диван — то 2 564. В общем, для поездок на дачу, на рыбалку, на турбазу, в охотхозяйство или труднодоступную базу отдыха Hunter подходит на все сто. Если ездить не каждый день, то можно смириться и с валкостью, и с не самыми лучшими дорожными манерами, и с недостатком комфорта.

НЕНАВИСТЬ #4: «НУ ЗАЧЕМ БОЙЦАМ КОМФОРТ!»
Как я уже сказал, ульяновский внедорожник создавался прежде всего для нужд армии, а бойцы должны «стойко переносить все тяготы». А еще пограничный наряд или расчет безоткатного орудия должны покидать машину быстро, не дожидаясь, пока их товарищи освободят проход. Отсюда и четыре узенькие двери, хотя в большинстве случаев иностранные аналоги со сходной длиной колесной базы имеют три двери.

За время «демобилизации» на заводе постарались все-таки приблизить убранство Hunter к стандартам легковых автомобилей: в салоне появились регулируемые передние сиденья с салазками, подголовники, закрывающие металл пластиковые накладки и сдвижные стекла… Но сами сиденья — довольно неудобные, с плоскими подушками, быстро теряющими изначальный профиль, а о регулируемой рулевой колонке можно и не спрашивать. Соответственно, очень многие владельцы УАЗов меняют передние сиденья на подержанные кресла от каких-нибудь иномарок.

Торпедо UAZ Hunter (315195) ‘2011–н.в.

Не добавляют комфорта и вопросы микроклимата. Летом в автомобиле жарко, зимой штатная печка нередко не справляется (и в Интернете полно обсуждений того, на что эту штатную печку можно поменять).

А еще Нunter отличается не самой лучшей гидроизоляцией. Текут стыки кузовных панелей, течет рамка лобового стекла, текут уплотнители дверей… Вода с крыши, лобового стекла и капота поступает в воздухозаборник печки, там она испаряется на нагретом радиаторе и в виде пара подается в салон, на водителя, пассажира и стекло. Стекла, естественно, адски запотевают. Некоторые даже возят с собой что-то вроде короткой швабры — протирать правую часть лобового стекла и стекло правой двери. А еще печка очень шумит. Правда, с этим вполне можно бороться: нужно поднять вентилятор вверх, так, чтобы его лопасти оказались внутри диффузора печки.

Еще одна проблема связана с задней дверью, а точнее — с висящим на ней запасным колесом. Даже под весом штатной «запаски» дверные петли быстро провисают или вовсе отрываются, а уж если вы поставите автомобиль на серьезные внедорожные «катки», то быстрое развитие этого процесса практически неминуемо. Естественно, нарушается уплотнение, и на пыльных проселках такая дверь начинает работать как пылесос. Но и тут есть решение — тюнинговая «калитка», опирающаяся на задний бампер или кузов. Стоит такое изделие от 8 до 15 тысяч рублей.

ЛЮБОВЬ #4 «ДУШКА-ВОЕННЫЙ»
Может быть, кому-то это покажется странным, но огромное количество участников интернет-опросов в числе главных достоинств UAZ Hunter называют дизайн. Действительно, на рубеже семидесятых годов прошлого века, когда большинство армейских внедорожников представляло собой либо «ящики на колесах», либо копировало в той или иной мере армейские версии Jeep, советским конструкторам удалось создать самобытный и запоминающийся образ. Западные автомобильные издания 70-х и 80-х неоднократно называли его «самым элегантным военным внедорожником мира», а попытки улучшить исходную внешность 469-го, например, путем установки облицовки с вертикальными ламелями, закончились тем, что конструкторы вновь и вновь возвращались к образу, найденному А.М. Рахмановым и Ю.Г. Борзовым еще в 1961 году на третьей серии прототипов.

Сохранился этот элегантный и мужественный образ и при рождении модели Hunter: ему не повредили ни пластиковые накладки на облицовку радиатора, ни облагороженные все тем же пластиком бамперы.

НЕНАВИСТЬ #3 «ПОТОМУ ЧТО КТО-ТО СЛИШКОМ МНОГО ЕСТ…»
Экономичность никак нельзя отнести к числу достоинств этого автомобиля. Особо выдающимся аппетитом отличаются новенькие UAZ Hunter во время обкатки. В этот период расход топлива обычно составляет порядка 19-20 литров, но поскольку каждый «уазик» представляет собой яркую индивидуальность, у некоторых экземпляров обкаточный расход может доходить до 30 литров на 100 км. Потом все, как правило, приходит в норму, но и в этой норме автомобиль кушает 13,5 — 15 литров на сотню.

Тем же, кто хочет сэкономить на горючем или ездит в места, где заправками не пахнет, а пахнет багульником и кедровой смолой, можно порекомендовать поискать дизельную версию. Увы, в производственных планах завода на 2018 год таких автомобилей нет, так что лучше сразу прочесывать частные объявления на вторичном рынке.

Впервые дизельный двигатель ЗМЗ-514 появился под капотом «Охотников» в 2006 году, но массовым так и не стал: несмотря на куда более скромный аппетит (7-8 литров по трассе в режиме 4х2, 10-11 литров в городе, ну а на оффроуде уж как получится), дизели куда требовательней к качеству фильтров и смазочных материалов, их ремонт обходится дороже, да и зимой с ними могут быть проблемы. Но на «вторичке» такие машины попадаются…

Еще одна проблема — «жор» масла. Сразу скажу: с ней сталкиваются далеко не все владельцы, но и жалобы на то, что в мотор приходится доливать полтора-два литра каждую тысячу километров — далеко не редкость. Не зря про «уазики» ходят те же самые шуточки, что и про Land Rover Defender: «если утром под вашей машиной нет лужицы масла — значит, масла в ней больше нет», и «в этом автомобиле невозможно заблудиться — вы всегда найдете дорогу домой по капелькам масла»…

ЛЮБОВЬ #3: «САМ СЛОМАЛ — САМ И ПОЧИНЮ»
Тем не менее, подавляющее большинство владельцев считает одним из достоинств UAZ Hunter относительно низкую стоимость обслуживания автомобиля. А все почему? Да понятно, почему: потому что обслуживают их самостоятельно, своими руками.

Комплектующие и запчасти относительно недороги, да и найти их можно в любом медвежьем углу, специальный инструмент практически не нужен, все уязвимые узлы вполне доступны… По сути, любые операции можно выполнить без подъемника и даже без ямы. Просто нужно на всякий случай возить с собой антифриз, масло, набор отвёрток и ключей, несколько хомутов, болты и гайки. Как только откручивается какой-то «заводской» болт или гайка, их лучше выкинуть и заменить. Из какой стали сделан заводской крепёж, ведомо только заводчанам, но ржавеют и заклинивают они просто моментально, а при попытке открутить — срываются.

Ну, а не хочется самому руки в масле пачкать — так найти мастера за денежку малую тоже не составит особых проблем, причем в какую глухомань бы ты ни забрался. И чем глуше глухомань — тем больше вероятность найти специалиста, имеющего немалый опыт ремонта автомобилей УАЗ. Главное, чтобы он оказался трезвым…

НЕНАВИСТЬ #2 «ЛИШЬ БЫ ДУША НЕ РЖАВЕЛА»
Увы, быстро ржавеют в UAZ Hunter не только болты. Ржавеют топливные баки, причем изнутри. Отслаивающаяся ржавчина при этом забивает сеточки заборников: недаром инструкция рекомендует менять эти сеточки каждые 5 000 км. Кстати, на дизельных «Охотниках» эти сеточки можно и вовсе снять.

Ржавеют сварные швы кузовных деталей. Ржавеют сами кузовные детали — слой грунта очень тонкий, и любое повреждение лакокрасочного покрытия (а при езде по бездорожью его не избежать) приводит к возникновению очагов коррозии.

Из-за плохой гидроизоляции вода накапливается внутри дверей и под ковриками на полу — и эти детали активно ржавеют. Ржавеет рама, и это представляет уже серьезную опасность. На антикоррозионную обработку рамы стоит потратить и время, и деньги.

Очень быстро ржавеет и прогорает глушитель — настолько быстро, что его можно считать расходным материалом.

На самом деле, все можно считать расходными материалами. Можно полностью перекрасить Hunter в камере, предварительно нанеся несколько слоев грунта, и получится у вас лакированный фан-кар. Можно и салон полностью переделать, и совершенно не обязательно заниматься этим самому: есть компании, которые на этом специализируются. Только вот вопрос — а зачем? Потом ведь очень жалко будет лак о ветки и кусты царапать, да и обойдется все это в сумму, сопоставимую с ценой автомобиля в салоне. В общем, те, кто использует Hunter по его прямому назначению, как правило, поступают проще: борьбу с ржавчиной ведут, но без особого фанатизма, а кузов просто периодически подкрашивают из баллончика, а то и просто кистью.

ЛЮБОВЬ #2: «ПРОСТЫЕ ПАРНИ НЕ ПОДВОДЯТ!»
Человек, который никогда не имел дело с ульяновскими вездеходами и решит составить какое-то представление сугубо по отзывам в Сети, рискует получить то, что называется «когнитивный диссонанс». Люди расписывают леденящую душу историю поломок и ремонтов на несколько страниц, а потом в качестве одного из основных достоинств модели называют… надежность! Причем это — действительно одни и те же люди! Как же так может получаться? Просто применительно к UAZ Hunter «надежность» означает не совсем то, что мы обычно понимаем под этим словом, обсуждая немецкие или японские автомобили.

В данном случае имеется в виду то, что даже уехав в места глухие и нецивилизованные, где нет ни эвакуаторов, ни сервисных центров, вы все-таки сможете вернуться домой своим ходом. Плюс ко всему, если присмотреться к автопарку, то можно с удивлением обнаружить, что и на руках у владельцев, и на вторичном рынке хватает автомобилей, выпущенных 10-15 лет назад, во вполне приемлемом техническом состоянии: на ходу и не требующих экстренного ремонта. Пробеги у них обычно не такие уж и большие, но и не маленькие: порядка ста тысяч километров. Как правило, за них просят от 200 до 400 тысяч рублей. Это означает, что автомобили попали в руки к «правильным» владельцам: не просто рукастым, обстоятельным и неленивым, но и еще не считающим неизбежную регулярную возню с автомобилем божьим наказанием, и даже наоборот — делающим это с удовольствием. А возиться с «уазиками» нужно регулярно.

НЕНАВИСТЬ #1 «МИЛЫЙ, НЕ ЛОМАЙСЯ!»
Действительно, UAZ Hunter требует постоянного внимания. Приходится и заниматься тюнингом, подгоняя автомобиль под себя и свои потребности, и просто проводить текущий мелкий ремонт, как экстренный, так и профилактический. Потому что в Hunter постоянно что-то ломается, в основном — по мелочи. В нем все время нужно что-то подкручивать, подвинчивать, подтягивать, менять всякие копеечные хомутики, резинки, уплотнители…

НЕСКОЛЬКО РЕЖЕ ВЫХОДЯТ ИЗ СТРОЯ БОЛЕЕ ЗНАЧИМЫЕ АГРЕГАТЫ, НО ВСЕ ЖЕ И ЭТО СОВСЕМ НЕ РЕДКОСТЬ.

Запасные части на Hunter вроде бы дефицитом не являются, но тут на первый план выступает проблема качества. Мне неоднократно приходилось слышать, что в свободную реализацию попадают в основном узлы, не прошедшие входной контроль на заводе. И тому есть вполне объективные подтверждения. Например, такая история, случившаяся с моим товарищем: через полгода после покупки новенького автомобиля у него вышел из строя масляный насос. Его поменяли по гарантии, но вновь поставленный узел проработал лишь две недели. И после этого за полгода гарантийная замена насоса состоялась ровно шесть раз, пока случайным образом не был поставлен качественный агрегат!

Но все рассказанное не значит, что у каждого владельца «Охотника» обязательно сломается масляный насос. «Каждая несчастная семья несчастна по своему», и «истории болезней» каждого UAZ Hunter весьма индивидуальны. Тем не менее, общий список того, что может случиться с этими автомобилями, занял бы не одну страницу. В нем были бы залипающие стрелки приборов, отваливающиеся контакты электросети, рвущиеся и перетершиеся пыльники, ремни и шланги, болтающиеся крестовины кардана, умирающие пластиковые вкладыши шкворней (что радикально лечится установкой шкворней старого типа, с бронзовыми втулками), и много, много всякого разного… В итоге и к новому автомобилю нужно постоянно прикладывать руки и тратить на него деньги.

А раз так, то многие любители оффроуда предпочитают приобрести подержанную машину. В нее тоже придется вкладываться, но при вполне сопоставимых суммах вложений изначальные затраты оказываются существенно меньше. Ну а сэкономленные средства можно затратить на тюнинг: установку серьезных внедорожных шин, блокировок или самоблокирующихся дифференциалов, оборудование салона…

ЛЮБОВЬ #1 «НАМ НЕТ ПРЕГРАД…»
Но вот вы прикрутили все, что нужно прикрутить, подтянули все, что нужно было подтянуть, и отправились в путь. Куда? Да какая разница! Туда, где кончается асфальт. И именно там, где, согласно братьям Стругацким, начинается все самое интересное, ульяновский вездеход оказывается в естественной среде своего обитания и раскрывает весь свой потенциал.

Многие его недостатки мгновенно превращаются в достоинства. Валкость в поворотах? Наплевать и забыть! Зато есть огромный ход подвески, дающий колесам возможность уверенно цепляться за грунт даже в сложных ситуациях. Медлительность? Да и бог с ней. Зато передаточные отношения главных пар и длинная вторая передача дают тракторную тягу даже с учетом того, что стоящий под капотом двигатель не может похвастаться паровозным моментом на низах.

Формально Hunter имеет относительно небольшой дорожный просвет, всего 210 мм — меньше, чем у таких кроссоверов как Land Rover Freelander или Subaru Forester. Но это — просвет под нижними точками корпусов редукторов, и сравнивать проходимость этих моделей просто некорректно. Они играют в разных лигах. «Охотник» отлично приспособлен именно к нашему бездорожью, то есть к слабым грунтам, грязевым колеям и прочим прелестям оффроуда в средней полосе. А если еще и оснастить его блокировками… Hunter не спасует ни в горах, ни в пустыне (хотя там он уже не кажется абсолютным фаворитом). Например, в горных районах и сегодня более легкие ГАЗ-69 ценятся существенно выше. Но это ничего не меняет: даже если выпуск модели будет прекращен, еще в течение нескольких десятилетий облик глубинной, изначальной России нельзя будет представить без этих автомобилей.